Газета «Елецкий вестник»

 

  1. С большим нетерпением ожидал Елец выхода новой правой газет «Елецкий Вестник» … (большая, интересная статья) … - 9.05.1914г.(газ. «Елецкий Дневник» № 220)
  2. Редакция при типографии Зиборова и Панова, Торговая ул. д. Скуфьина. Редактор издатель К.П. Бутягин – 24. 06. 1915г. (газета «Елецкий вестник»)

 

 

9 февраля 1914г. 26 августа 1915г. 31 лист.

Дело о разрешении потомственному почетному гражданину г. Ельца К.П. Бутягину издавать газету «Елецкий вестник».

Стр. 2. Печать: Канцелярия Орловского Губернатора, 9 февраля 1914г.

Его Превосходительству, Господину Орловскому Губернатору.

В правом углу: Потомственного Почетного Гражданина Константина Павловича Бутягина, живущего в Ельце, второй части, в своем доме,

Прошение.

Желая издавать в городе Ельце новое повременное издание под названием «Елецкий вестник» имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство выдать на то надлежащее разрешение. Издание это я предполагаю выпускать по следующей программе: 1). Передовая статья (националистического направления); 2). Обзор деятельности четвертой государственной думы за истекшую неделю; 3). Внутренняя хроника; 4). Последние известия или вести дня; 5).  Местная жизнь с отдельным отделом «хроника из уезда»; 6). Фельетон; 7).Отдел «По России»; 8). Местные биржевые цены на хлеб, зерно и продукты первой необходимости; 9). Расписание прибывающих в Елец и отходящих из Ельца пассажирских поездов и объявления.

Газета «Елецкий вестник» будет выходить два раза в неделю – по вторникам и субботам; размер газеты – четыре страницы, по четыре…

Стр. 3. …столбца в каждой странице ( в столбце 85 строк шрифта «цицеро», 100 строк шрифта «корпуса»).

Подписная цена в год с доставкой по городской и земской почте три рубля, на полгода 1рубль 60 коп., на один месяц 30 коп, для городских подписчиков: на год три руб. 50 коп., на полгода 1 руб., 30 коп., на один месяц 35 коп. ; для крестьян Елецкого уезда и сельского духовенства на год 2 руб. 50 коп, на полгода 1 руб. 30 коп., на один месяц 25 коп.; розничная продажа по три копейки за номер.

Плата за объявления на первой странице в один столбец «не разборчиво» 20 коп., на четвертой странице 10 коп.; месячные, полугодовые, годовые объявления по соглашению; для лиц, ищущих труда 50%% скидка; для крестьян Елецкого уезда за объявления, способствующих улучшению сельского хозяйства, скидка 75 %% против обыкновенной цены.

Газета «Елецкий вестник» будет печататься в типографии «не разборчиво» и Труд», находящейся в городе Ельце, по Торговой улице, в доме Скуфьина.

Обязанности ответственного редактора, а также и издателя газеты принимаю на себя.

При сем прилагаю две гербовые марки по 75 коп.

1914 год, февраля, 8 дня. Потомственный Почетный Гражданин Константин Павлович Бутягин.

Стр. 4.  15 фе6враля 1914 года. нижеподписавшийся  в дополнение к прошлому моему, поданного на имя Господина Орловского Губернатора восьмого сего февраля о разрешении мне издавать в городе Ельце газету «Елецкий вестник», имею честь заявить, что обязанности ответственного редактора названной газеты в полном объеме принимаю на себя. Потомственный Почетный Гражданин Константин Павлович Бутягин.

 

1 марта 1914 года нижеподписавшийся в дополнение указания моего от  15 февраля с.г. о принятии обязанности ответственного редактора газеты «Елецкий вестник» в полном объеме на себя, имею честь объяснить, что, Константин Павлович Бутягин, имею честь состоять русским подданным, лет мне 45, обладаю общею гражданскою правоспособностью и не подхожу под условия, указанные ст.7 («не разборчиво») Положения о выборах в Государственную Думу. Потомственный Почетный Гражданин Константин Павлович Бутягин. По национальности русский.

Стр. 5. 18/2 1914г. С представлением настоящей переписки «не разборчиво» Его Высокоблагородию г. Елецкому Полицмейстеру, что Константин Павлович Бутягин от роду имеет честь, русский, православный, обладающий гражданскою правоспособностью «не разборчиво» под условия, указанные в статье 7 Положения о выборах в Государственную Думу «не разборчиво».

17 февраля 1914г. Пристав «не разборчиво» города Ельца.

Стр. 6. Его Превосходительству Орловскому Губернатору «не разборчиво»

Монархист Константин Павлович Бутягин, «не разборчиво» Вашему Превосходительству ходатайствует о разрешении издавать в Ельце «не разборчиво» газету Елецкий Дневник, «не разборчиво» : сотрудничать буду я.

«Не разборчиво» очень благонамеренный, но «не разборчиво».

Верный слуга И. Иванюшенков.

Стр. 7. «не разборчиво» Бутягина о разрешении ему издавать в городе Ельце газету «Елецкий вестник».

Стр. 8. Печать: Канцелярия Орловского Губернатора, 26 февраля 1914г.

Превосходительству Господину Орловскому Губернатору.

Елецкого Полицмейстера Рапорт.

Вследствие предписания от 12 февраля с.г. за № 1985, с представлением прошения с отзывом Константина Бутягина, доношу ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ, что Бутягин русский, происходит из Потомственных Почетных Граждан, под судом и следствием не состоял и не состоит, в политической неблагонадежности не замечался.

Стр. 9. № 3445. Елецкому Полицмейстеру.

Предлагаю вручить с довзысканием 1руб. 75 коп. гербового сбора, Потомственному Почетному Гражданину Константину Павловичу Бутягину, проживающему в городе Ельце, препровождаемое при сем свидетельство в двух экземплярах на издание газеты «Елецкий вестник».

Вместе с тем поставляю Ваше Благородие в известность, что я возлагаю на Вас наблюдение за вышеозначенной газетой с тем, чтобы Вы в деле надзора руководствовались ВЫСОЧАЙШЕ утвержденными 24 Ноября 1905 года временными правилами о повременных изданиях и ВЫСОЧАЙШИМ Указом 18 марта 1906 г. О возложении на Вас наблюдения Вы имеете объявить редактору-издателю газеты Бутягину  и содержателям типографии Зиборову и Попову, обязав последних подпискою доставлять Вам, согласно п. 7 ст.Vll ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных 24 Ноября 1905г. временных правил, указанных в том пункте число номеров газеты, с которым Вы и должны поступать по указаниям ст. 72 Уст. о цене и печати. Независимо сего обращаю внимание Ваше на п. 9 ст. Vll означенных временных правил, которым предоставляется Вам в известных случаях налагать аресты на отдельные номера издания и возбуждать преследования в судебном порядке.

При сем прилагается для сведения копия выданного Бутягину свидетельства на издание газеты.

Губернатор. Управляющий Канцелярией.

Стр. 10. В Верхнем левом углу: М.В.Д. Орловский Губернатор

Свидетельство. На основании ст.4 Высочайше утвержденных 24 Ноября 1905 года временных правил о повременной печати, выдаю настоящее свидетельство проживающему в гор. Ельце, Потомственному Почетному Гражданину Константину Павловичу Бутягину в том, что он имеет издавать в названном городе под его ответственным редакторством газету под названием «Елецкий Вестник» по следующее программе: 1). Передовая статья (националистического направления); 2). Обзор деятельности четвертой государственной думы за истекшую неделю; 3). Внутренняя хроника; 4). Последние известия или вести дня; 5).  Местная жизнь с отдельным отделом «хроника из уезда»; 6). Фельетон; 7).Отдел «По России»; 8). Местные биржевые цены на хлеб, зерно и продукты первой необходимости; 9). Расписание прибывающих в Елец и отходящих из Ельца пассажирских поездов; 10). Объявления.

Названная газета будет выходить два раза в неделю по вторникам и субботам и печататься в типографии Зиборова и Попова, находящейся в городе Ельце, в доме Скуфьина по Торговой улице. Подписная цена в год с доставкой по городской и земской почте три рубля, на полгода 1рубль 60 коп., на один месяц 30 коп, для городских подписчиков: на год три руб. 50 коп., на полгода 1 руб., 30 коп., на один месяц 35 коп. ; для крестьян Елецкого уезда и сельского духовенства на год 2 руб. 50 коп, на полгода 1 руб. 30 коп., на один месяц 25 коп.; розничная продажа по три копейки за номер. Гербовый сбор уплачен.

Губернатор. Управляющий Канцелярией.

 

14 февраля 1907г. 26 марта 1907г. на 12 листах. Архив № 3/22. Переписка с «не разборчиво» Елецким Полицмейстером о рассмотрении заявления Н.Ф. Цвиленкова о разрешении ему издавать в городе Ельце газету «Елецкий вестник».

Стр.2. Его Превосходительству Господину Орловскому Губернатору Заявление.

Предполагая издавать в городе Ельце ежедневную газету «Елецкий вестник» под ответственным редакторством крестьянина с. Тростного Становлянской волости, Елецкого уезда Гавриила Яковлевича Федоринина, живущего в городе Ельце, Орловская улица, д. Калабиной по следующей программе: вопросы общественной жизни, политики, литературы, торговли с выходом в свет ежедневно, с подписной ценой в шесть рублей с доставкой и пересылкой и 5 рублей без доставки, причем газета будет печататься в типографии З.П. Залкинда , я покорнейше прошу Ваше Превосходительство выдать, на основании закона 24 ноября «не разборчиво» свидетельства на печатание означенной газеты. Г. Елец, Соборная ул., д. «не разборчиво».

12 февраля 1907г., г. Елец, Дворянин Николай «не разборчиво»

Стр. 3. Его Превосходительству Господину Орловскому Губернатору Заявление.

Беря на себя обязанности ответственного редактора газеты «Елецкий вестник» в полном объеме, сообщаю Вашему Превосходительству, что мне 27 лет, и что я русский поданный, обладающий общей гражданской правоспособностью, и что Вашим Превосходительством было выдано свидетельство на «Елецкий край» под мое ответственное редакторство.

Крестьянин «не разборчиво» 12 февраля 1907г. г. Елец.

Стр.4. В левом верхнем углу: М.В.Д. Орловскому Губернатору По Канцелярии. Стол 2. 14 февраля 1907г. г. Орел.

В верхнем правом углу: Секретно. Начальнику Орловского Губерноского Жандармского Управления.

Прошу Ваше Высокоблагородие сообщить мне сведения о политической благонадежности крестьянина Гавриила Яковлевича Федоринина, принимающего на себя обязанности ответственного редактора предполагаемой к выпуску в свет в городе Ельце газеты под названием «Елецкий вестник». Жительство его: г. Елец, по Орловской улице, в д. Калабиной.

Губернатор. За правителя Канцелярией «не разборчиво». И.д. Помощника Правителя Канцелярии «не разборчиво».

Стр. 5. профессии приказчик, окончил сельскую школу, под условия, указанные в ст. 7 Положения о выборах в Госу. Думу не «не разборчиво». Поведение и нравственности удовлетворяет, под судом и следствием не состоял и не состоит. Политически не благонадежен, как ведущий знаком с лицами в этом отношении благонадежными. Принадлежит к партии «Народной свободы». Елецкий Полицмейстер.

Стр. 6. В левом верхнем углу: 2129. Начальник Орловского Губернского Жандармского Управления. 10 марта 1907г. №1228. г. Орел.

Печать: Канцелярия Орловского Губернатора, 11 марта 1907г.

Секретно. Сообщить честь имею Вашему Превосходительству, что запрос Ваш от 14 февраля с.г. за № 797 о политической благонадежности Николая Федоровича Цвиленева мною сего числа, на основании Циркуляра Департамента Полиции от 29 ноября 1891г. за № 4910 представлен на усмотрение Департамента. Полковник. Господину Орловскому Губернатору.

Стр. 7. В левом верхнем углу: М.В.Д. Департамент Полиции по 1 делопроизводству 22 марта 1907г. № 5742.

Печать: Канцелярия Орловского Губернатора, 26 марта 1907г.

Орловскому Губернатору.

Вследствие отношения от 14 февраля сего года за № 727, на имя начальника Орловского Губернского Жандармского Управления, Департамент Полиции уведомляет Ваше Превосходительство, что дворянин Николая Федорович Цвиленев по приговору Особого Присутственного Правительственного Сената 14 марта 1877г., за участие в преступном сообществе, имеющий целью ниспровержение существующего государственного устройства, по лишению всех особых, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ, был сослан на житье в Иркутскую Губернию, на основании Высочайшего соизволения, последовавшего 5 июля 1884 г.,  названный Цвиленев был восстановлен в утраченный по суду «не разборчиво» и с тех пор неблагоприятных о нем сведениях в Департамент Полиции не поступало. За Вице-Директора «не разборчиво».

Стр. 10. № 1477/1478 Для редакции Свидетельство.

Настоящее свидетельство, выданное Орловским Губернатором на основании Именного Высочайшего Указа Правительствующего Сената дано 24 ноября 1905 о временных правилах о повременных изданиях дворянину Николаю Федоровичу Цвиленеву, проживающему в городе Ельце, по Соборной улице, в д. «не разборчиво», в удостоверении того, что он имеет издавать газету под названием «Елецкий вестник», разрешенной к выпуску в свет в городе Ельце под ответственным редакторством крестьянина с. Тростного Становлянской волости, Елецкого уезда Гавриила Яковлевича Федоринина, живущего в городе Ельце, Орловская улица, д. Калабиной по следующей программе: вопросы общественной жизни, политики, литературы, торговли с выходом в свет ежедневно. Подписная цена в год с почтовыми расходами шесть рублей, а без почтовых расходов  и 5 рублей. Изваться будет издание в типографии З.П. Залкинда в г. Ельце. Гербовый сбор уплачен.

Для «не разборчиво».

№ 1479 То же самое.

Елецкому Полицмейстеру.

Препровождая присеем в двух экземплярах выданного мною на основании Именного Высочаейшего Указа Правительствующему Сенату данного  24 ноября 1905г. о времен. Правилах о повременной печати свидетельства на издание в г. Ельце дворянином Н.Ф. Цвиленковым газеты под названием «Елецкий Вестник» под ответственным редакторством крестьянина Гавриила Яковлевича Федоринина «не разборчиво» Ваше Высокоблагородие вручить таковое господину Цвиленеву под расписку его, которую доставить в мою «не разборчиво».

Секретно. Елецкому «не разборчиво» исправнику.

Назначаю Вас сего числа наблюдающим за предполагаемой «не разборчиво» в городе Ельце газеты, под названием «Елецкий вестник» поручаю Вашему Высокоблагородию внеуклонно под лично Вашей ответственностью «не разборчиво» судебного преследования, руководствоваться в данном случае Циркуляром Главного Управления по делам печати «не разборчиво».

Копия свидетельства, выданного на право издания означенной газеты дворянину Н.Ф. Цвиленеву при сем прилагается.

№ 14508, имею честь препроводить при сем Главное Управление по делам печати копию свидетельства, выданного мною на основании Именного Высочаейшего Указа Правительствующему Сенату  24 ноября 1905г. дворянину Н.Ф. Цвиленеву на право издавать в городе Ельце газету под названием «Елецкий Вестник» под ответсвенным редакторством крестьянина  Гавриила Яковлевича Федоринина.

При «не разборчиво» долгом считаю«не разборчиво» к выпуску «не разборчиво» вручена Елецкому «не разборчиво»

 

 

«Елецкий вестник» (приложение)

Суббота 19 июля 1914 года. Цена 3 коп. Елец, типография С.М. Зиборова и Н.Л. Попова. Редактор – издатель К.П. Бутягин. К № 25.

 

«Елецкий вестник».

№25 19 июля 1914 г.

Газета общественной жизни, политики и литературы. Выходит по вторникам и субботам.

Адрес: г. Елец, Торговая улица, д. Скуфьина.

«Манифестация»:

«Манифестация широкой волной прокатившаяся по всей России, мощным потоком разлившаяся в Петербурге и Москве, достигла и нашего Ельца…»

 

О чем писал «Елецкий Вестник» №1 сто лет назад 

 

25 ноября 1907 г.

Вчера засосенский мостъ былъ затопленъ и сообщение с заречной частью города прервано.

25 ноября состоялось общее собрание членов клуба «Общественное собрание». Выражено пожелание увеличить расходы на библiотеку. При выборе старшин клуба произошли некоторые затруднения. Получившие большинство один за другим отказались. Въ результате только 2 лица, выбранные заочно, признаны выбранными в старшины. Вопросъ о присоединенiи клуба велосипедистовъ к «Общественному собранию» оставлен до следующего собрания.

 

«Городской Думой ассигновано 3 тыс.руб., а Мещанским обществом 2 тыс. на организацию продажи хлеба беднейшим жителямъ по удешевленной цене. Всего нуждающихся до 6 тыс.; решено выдавать талонныя книжки для покупки по ним в любой хлебопекарне. Цена на печеный хлеб установлена 60 к. пудъ, рыночная цена хлеба 95 к.».

«По слухам, каток в городском саду этой зимой городом устраиваться не будет ввиду убыточности этого предприятия».

«Городской Думой послано ходатайство въ министерство путей сообщения о льготномъ провозе антрацита, предполагаемого удешевленного топлива для беднейших слоев населения».

«Вчера вечером былъ отправлен первый пассажирский поездъ Елец-Грязи-Воронеж-Козлов».

«Аргамаченской женской воскресной школе 28 ноября исполнилось 10 лет. Готовится скромный праздникъ, на котором после молебна будет прочтен отчет школы за 10-летие ее работы. Вечером для учениц будет устроено чтение с музыкальным и вокальным отделениями».

«Изъ елецкаго тюремнаго замка отправлены въ Смоленскъ привлекающиеся по делу объ экспроприации Крюковъ, Мямлин, Овсянников и привлеченный по делу о поранении городового Кирилловъ.»

 

Елецкий вестник № 1. 25 января 1907 год.

« с бесплатным иллюстрированным приложением «Живописная неделя».

ЕЛЕЦ, 25 НОЯБРЯ.

Приступая к изданию газеты «Елецкий вестник», редакция считает своим долгом изложить перед будущими читателями те задачи, выполнение которых составит цель настоящего органа. Излишне говорить о том огромном назначении, которое приобрела в настоящее время печать. Уже одно чуть ли не ежедневное появление на свет все новых и новых периодических изданий, не смотря на все препятствия, с которыми сопряжено их существование в достаточной мере доказывает все значение прессы и потребность в живом слове в широких слоях населения. События в жизни страны за последние два года настолько быстро следуют одно за другим, столько за это время народилось различных общественных течений, часто совершенно противоположных, что только живая, следящая за всем газета может дать возможность мыслящему читателю разобраться во всей массе возбуждаемых быстрым ходом жизни вопросов. Газета «Елецкий вестник», в пределах своих сил, постарается помочь читателю в этом отношении; на столбцах газеты найдут себе должное объяснение как проявления жизни всей страны, так и чисто местные интересы; на этот отдел газеты будет обращено особое внимание. Само собою разумеется, что должного и всестороннего освещения требуют не одни только явления местной жизни; еще больше нуждаются в этом симптомы жизни страны во всей их совокупности. Наша родина переживает в настоящее время третью Государственную Думу, а между тем нет ни «успокоения», ни даже возможности для мирной культурно-просветительной работы. Вот уже в третий раз оживились старинные залы Таврического Дворца и снова измученный народ с надеждой обращает туда свои взоры, но может быть уже без того радостного чувства и без той веры, с которой он смотрел на народных представителей в былое время. В чем же кроется причина всего этого? На этот-то вопрос мы и постараемся ответить своим будущим читателям. Теперь остается упомянуть в нескольких словах о направлении, которого редакция будет придерживаться. По этому вопросу приходится сказать немного. Какими-либо партийными рамками ограничивать себя считаем излишним; одно можем сказать, что направление газеты будет определено прогрессивное; все светлое, все прогрессивное, все могущее вывести народ из его бедственного состояния, созданного бюрократическим строем, на путь полного освобождения от устарелых форм общественной жизни, все это найдет по возможности полную, всестороннюю и беспристрастную оценку на столбцах нашей газеты, и, наконец, желая дать читателям некоторый материал для художественного развлечения и чисто-литературного чтения, к праздничным  (воскресным) №№ «Елецкого Вестника» редакция будет давать иллюстрированное приложение «Живописную Неделю» в виде самостоятельного журнала.

 

ПЕРВЫЕ ДВЕ НЕДЕЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ.

1 ноября состоялось открытие Государственной Думы третьего созыва. Первые дни ее деятельности были посвящены чисто организационной работе: выбору президиума, образованию комиссий, проверке полномочий депутатов и т. д. Благодаря блоку двух самых многочисленных групп в Думе – октябристов и правых, в президиум были избраны исключительно представители этих партий. День 13 ноября был первым большим днем 3-й Думы; обсуждался проект всеподданнейшего адреса, выработанный октябристами. Правые настаивали на том, что с манифестом 17 октября ровно ничего не изменилось, что государственный наш строй и после этого акта остался таким же, каким был и до него и требовали внесения в всеподданнейший адрес поправки в этом смысле. Однако Дума не пошла за правыми, не говоря уже о левых и к-д.; противниками правых выступили октябристы; лидер их Гучков вполне определенно заявил: «Для союза 17 октября манифест 17 октября есть добровольный отказ Монарха от части своих прав и дарование конституционного строя. Мы конституционалисты не видим в установлении у нас конституционной монархии умаления прав верховной власти. Мы видим в ней освобождение Царя и от придворной камарильи, и от чиновничьего средостения.

Огромное впечатление произвел Плевако своей речью, доказывая возможность принятия поправки правых о неограниченности самодержавия. Плевако сказал:

«С кем спорите? С самим Главою государства? До 17 октября был такой порядок, что учитель физики писал законы, заставляя жизнь их исполнять, а теперь жизнь будет диктовать законы, а дело учителя – их записывать и замечать. Поймите это, поймите, что Монарх не поймет вашего обращения. Он скажет: «Я признал вас взрослыми. Я отдал вас тогу мужей, а вы просите детскую рубашку».

Таким образом, с надеждой упразднить народное представительство через Думу правым приходится распроститься.

Между всей Думой и правыми ее элементами легла пропасть, через которую не может переброшен никакой мост. Октябристы после 13 ноября должны окончательно отмежеваться от правых. Текст всеподданнейшего адреса принять Думой:

«Всемилостивейший Государь! Вашему императорскому Величеству благоугодно было приветствовать нас, членов Государственной Думы 3-го созыва, и призвать на предстоящие нам законодательные труды благословение Всевышнего. Считаем долгом выразить Вашему Императорскому Величеству преданности Верховному Вождю Российского государства  и благодарности за дарованные России права народного представительства, упроченные основными законами империи. Верьте нам, Государь, мы приложим все наши силы, все наши познания, весь наш опыт, чтобы ускорить обновленный манифестом 17 октября Вашею Монаршею волею государственный строй, успокоить отечество, утвердить в нем законный порядок, развить народное просвещение, поднять всеобщее благосостояние, упрочить величие и мощь нераздельной России и тем оправдать доверие к нам Государя страны».

Адрес был направлен обычным порядком, -

В заседании 16 ноября председателем совета министров П.А. Столыпиным была прочитана декларация правительства в ответ на адрес Думы. В ней говорится, что ближайшей и первой целью правительственной работы явится установление порядка и подавление всяких проявлений «разрушительного движения», противообщественная природа которого ныне «для всех очевидна».

Перечислив далее ряд законопроектов, внесенных в Государственную Думу, и указав их порядок подготовки для внесения в Думу остальных, декларация выражает надежду, что совместная работа правительства и законодательных учреждений, получив утверждение Государя Императора, «восстановить порядок и укрепить прочный уклад, соответствующий русскому народному самосознанию».

«Проявление царской власти во все время показывало народу, что историческая самодержавная власть и свободная воля Монарха являются драгоценнейшим достоянием русской государственности, так как единственно эта власть и эта воля, создав существующие установления и охраняя их, призвана в минуты потрясений и опасностей для государства к спасению России обращению ее на путь порядка и исторической правды».

Таким образом, должно признать, что государственно-правовые воззрения большинства третьей Думы не соответствуют началам, возвещенным правительственной декларацией.

 

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ПИСЬМА (ОТ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА)

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА 20 НОЯБРЯ.

Политическая коньюктура сегодняшнего дня выяснилась. Говорившие ораторы из партии 17 октября не выражали партийного мнения о декларации, не отражали политических тенденций своей партии, но формировали в левую сторону мнения главной массы октябристов, резко шарахнувшихся вправо, после заседания с инцидентом Родичева.

Октябрист Клюжев никогда не произнес бы своей речи, в которой он говорил о сильной крестьянской нужде в земле; о том, что священники, получают с этого же крестьянина за требы, что армия скудно оплачивается, что нет всеобщего образования из-за отсутствия средств: если бы в течение последних двух дней не выяснилось столь сильное тяготение октябристов к стране умеренности и самодержавия.

Клюжеву понадобилось незаурядным пафосом, говорить о великих силах народа, о своей вере в него, чтобы этим хоть отчасти повлиять на создавшееся настроение октябристов.

Своеобразный октябрист – Алексеев, депутат от Варшавы, член окраинного русского союза считает своею «священною» обязанностью ответить на речь Дмовского. И он признает, что то была речь умная, пожалуй самая умная из речей оппозиции, но говорит он:

«С болью в сердце слушал я Пуришкевича. Он еще хорош – начинает иронизировать оратор – когда он говорит на литературные темы, но, к сожалению, он принял слова Дмовского на веру».

На скамьях правых резкое движение. Пуришкевич, невозмутимо пишущий стихи во время заседания, которые назавтра же появляются в «Русском Знамени», - начинает прислушиваться к оратору.

Алексеев начинает свои озлобленные доводы против «справедливых» требований поляков.

- Центр не знает своих окраин – говорит он. – Когда в 1829 году в польском сейме возник тот же вопрос, что польская культура понижается русской государственностью.

Даже 63 год не научил их ничему, впрочем он нам развязал только руки»…

Слева крик: Муравьевский воротник…

- Я хотел бы – продолжает оратор. – чтобы русский мужик зажил по крайней мере так, как живет польский…

Правая в восторге….

Под конец он пускает в сторону коло стрелу:

- Ведь в нашей газете, не правда ли, было сказано, что враги наших врагов – наши друзья. Пойдете ли вы с нами во славу единой, нераздельной России.

Оставьте, это друг – Ояма – доносится с правой…

На трибуну спешит граф Уваров. Взявши на себя нелегкую задачу полемизировать с левыми, он говорит о них с тоном презрения в голос и собственного превосходства. Скоро переходить он к Милюкову, которому он напоминает насчет блуждающих огней в болоте.

- Когда вы – поворачивается он налево – попали в болото и протянули нам руку, мы ее не приняли…

С крайней левой и правой несутся аплодисменты…

Но и он нашел возможность ответить правительству на его знаменитую фразу «умолчания»…

И он критически относится к декларации, в которой не упомянуто даже о манифест 17 октября.

- Для нас – патетически говорит граф – он останется тем краеугольным камнем, от которого мы не отступим…

Довольно зло напомнил он правительству, что не к Думе нужно обратиться, для того, чтобы чиновники вышли из политических партий, а лучше послать им циркуляр.

- Мне также резнула по сердцу фраза о несменяемости судей. В зале тихо… Кадеты и те не аплодируют, помня его фразу о Миликову.

Старик Капустин пошел Уварова… И он укорял премьера за то, что ни разу тот не упомянул о представительном строе. Свою партию он характеризовал, как партию национал-либеральную, которая дорожит преемственностью национального прошлого, но, и которой дорога свобода. Он срывал несколько раз аплодисменты со стороны центра и кадетов, и только в конце он расхолодил оппозицию своим мнением о чрезвычайных мерах:

- Несчастье в них заключается, но надо их отменять постепенно…

Наиболее сильную левую речь, сказал Петрово-Саловово… По тону и значению его речь, например, ничем не отличалась от речи чистого кадета Аджемова.

- Я страстно желал бы, – сказал он. -  чтобы слова: «русская конституция» не вызывала бы такой вражды справа.

Аджемов, этот молодой оратор, уже на раз зарекомендовавший себя во второй Думе, говорил среди шума и криков о том, что правительство предлагает не реформы, а борьбу.

Особенно критики усилились, когда он повторил одну из фраз, произнесенных во второй Думе:

- Декларация хочет, чтобы Дума заслужила доверие правительства, а мы хотим, чтобы правительство заслужило доверие Думы…

Как только было упомянуто о второй Думе, и в зал вошла ее бледная тень, сейчас же справа послышались голоса:

-Осуждение террору…

И в речи следующего оратора Шубинского, это тема трактовалась во всю.

Из социал-демократов был очень хорош Чхеидзе, сказав, что его фракция может выразить благодарность правительству за декларацию:

- Все теперь ясно – тут и цель и тактика.

В зале начинается обычный шум.

- Вы говорите, - бросает он направо, - что движение вызвано крайними левыми, которым удалось опрокинуть государственное здание. Каково же было тогда это здание…

Вы говорите о разбойничестве, - ведь на вашей почве выросли фабрикации, которые вы приписываете нам…

Я не буду говорить о речи А. Бобринского, остановлюсь немного на речи Плевако. Положительно этот оратор старается вылить свою бочку елея на взволнованное море. Его речь была только хорошо произнесена, но содержания в ней нет никакого. Особенно красиво, но как-то неестественно звучали его слова:

- Не о том идет речь: быть или не быть манифесту. Он есть, и если бы его не было, мы не сидели бы в Таврическом дворце.

И он упрекал правительство тем, что оно не упомянуло о их «святая святых». Впрочем – утешал он Думу – декларация разворачивает часть свитка, развернуть который должны мы.

Искренним талантом и воодушевлением звучало то место его обращения к министрам, где он говорил о том, что надо же знать меры карам.

-Среди тысячи погибших есть заблудшие наши дети, из которых могли вы выйти лучшие наши граждане.

Центр был в восторге. Сегодня правительство себя чувствует неважно. Столыпин что-то записывает, очевидно, собираясь отвечать по поводу критики.

Сегодня решено во что бы то ни стало закончить прения по декларации. Назначено вечернее заседание.

МЕСТНАЯ ХРОНИКА

- Сегодня 25 ноября в городском училище состоится литературно-музыкальный вечер, устраиваемый инспектором Киселевым. В вечере примет участие ученический духовой оркестр под управлением преподавателя оркестровой игры Я.М. Шулькина.

- Городская Дума постановила ходатайствовать перед главным управлением Красного Креста о помощи на предмет продовольственной компании по удешевленной продаже печного хлеба. Компанию предполагают начать с 1-го декабря.

- Вчера вечером был отправлен первый пассажирский поезд Елец – Грязи – Воронеж – Козлов.

- В субботу близ ст. Елец на шоссе под железнодорожным мостом найден замерзшим новобранец; покойный по-видимому был в сильно нетрезвом состоянии и свалился не дойдя до станции.

- На днях вечером в квартиру вдовы Б. явилось несколько громил и начали грабить, поднялась тревога, двое грабителей задержаны, остальные скрылись.

- По слухам каток в городском саду нынешней зимой городом устраиваться не будет в виду убыточности этого предприятия.

 

№ 2.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОЧЕВИДЦА ИНЦИДЕНТА С РОДИЧЕВЫМ 17 НОЯБРЯ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ.

Поверхностному наблюдателю печального инцидента в конце заседания Государственной Думы 17 ноября могло показаться, что отвратительный скандал, произведенный правыми, вызван исключительно сорвавшимся у Родичева словом. Это - совершенно неверно.

Еще во время речи П.Н. Милюкова, столь метко и ярко разоблачавшей всю подоплеку «изменения курса» правительства за последнее время под влиянием «дворянских сфер», а также и заговор против конституции совета «объединенного дворянства», представитель которого гр. А.А. Бобринский возседал на скамьях крайних правых, я внимательно наблюдал за впечатлением, которое производит на «правых» зубров обличение лидером к.-д. правительственной политики, столь близкой их сердцу.

На лицах большинства из них, в их движениях отражалась сильное раздражение – скажу более, злоба. Надо было посмотреть, как перекосилось от злобы лицо гр. В.А. Бобринского, когда П.Н. Милюков метко охарактеризовал его речь – дифирамб правительству: сказанную от его группы «умеренно правых» и «наших друзей и союзников» - октябристов.

Это настроение «правых» сильнейшего озлобления против к. д., конечно, возросло, дошло до своего апогея во время сильной, талантливой речи О.И. Родичева, которая коснулась самого больного места «правых» - их своеобразного «истинно русского» патриотизма. С редким подъемом могучего ораторского искусства, неотразимою правдою, блестящими фактическими примерами и сопоставления, громя правительство, немилосердно бичевал он не «русский», а казенный «московский» патриотизм, основанный не на положительном христианском чувстве – искренней любви к родине, а исключительно на отрицательном проявлении человеконенавистничества – ненависти, злобы ко всем другим, кроме великорусской, <…> стремлении на праве сильнейшего их насиловать и оскорблять.

Зубры не выдержали этот день бичевания и разоблачений. Слова Родичева были не каплей, переполнившей чашу, а только предлогом, чтобы дать им возможность излить свою злобу, отомстить Родичеву и к. – д. –м за их обличения. Ничего так не доводит до отчаяния злобы – как правда – а она была при том так талантливо высказана!...

- Я уверен, что некорректные, непарламентские слова Родичева, после которых «правые» дали свободно излиться своим благородным чувствам, были лишь предлогом их манифестации; прежде всего потому, что чуть ли не ежедневно читаю в официальном органе их партии газ. «Русское Знамя» выражения по адресу того же П.А. Столыпина и всего министерства, без всякого сравнения более оскорбительные, чем упомянутые выражения.

Необходимость осуждения некорректного поведения Родичева никто, думается, не станет отрицать; но нельзя не удивиться, что до сих пор не раздалось в печати слова с достаточно сильным осуждением более чем непозволительного поведения гг. «правых» вообще, и лидера «умеренно (?? не злая ли ирония эта приставка) – правых» П.Н. Крупенского, который позволил себе осквернить парламентскую трибуну самыми грубыми ругательствами.

Я объясняю себе упомянутое упущение только тем, что благодаря ужасающему шуму, в трибуне журналистов нельзя было расслышать, что неистово кричали сторонки «корректного поведения» в Государственной Думе – г.г. «правые».

АЛ-Р СТАХОВИЧ.

 

В АМЕРИКАНСКОМ ПОСОЛЬСТВЕ

(ОТ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА)

Чтобы выяснить сущность миролюбивых речей генерала Тафта, мы посетили сегодня американское посольство и имели возможность наблюдать «миролюбивые» картины.

В помещении посольства большими группами приходят военные лица.

- Вот, - рассказывает молодой моряк с татуировкой на руках, - нам вчера объявили, что примут на службу, необходимо только в подданство перейти. Я согласен. Я не желаю даже их жалованья, пускай только зачислят и выдадут билет. Я битвы хочу, во мне месть говорит.

-Полагаю, - отзывается пожилой господин в штатском. – что это  подданство одна формальность, разумеется. Я вот о своих племянниках хлопочу и думаю, что с разрешения начальства это легко сделать. Ведь подданство же это не будет изменой России, а наоборот: мы желаем послужить стране и отплатить за позор.

Вышел секретарь. Его роем обсыпали приятели.

- Все это дело господа обстоит просто – заявляет высокий с русой бородкой дипломат. Войны между Америкой и Японией еще нет. Американцы желают мира и только мира и никогда первого шага к нападению не сделают. Но, если японцы нападут, и придется обороняться, тогда… конечно, другое дело.

Пока же о приготовлениях мы ничего не знаем. Что же касается приглашения русских офицеров на службу, то официально требуется подданство. А это надо, значит, вот что: прожить в Америке два года, потом заявить судье о своем желании натурализоваться, и тогда уже пройдет натурализация и зачисление на службу. Правда, это обыкновенно несколько скорее, но правила таковы, а впрочем… честь имею кланяться…

Строки эти сами по себе настолько убедительны, что в комментариях не нуждаются.

ЕЛЕЦКАЯ МОСТОВАЯ.

Сегодня в Городской Думе выборы членов комиссии «по рассмотрению вопроса о порядке замощения мостовых в городе и о способе выполнения этой повинности обывателями». Пользуемся случаем указать, что существующий «порядок» отбывания повинности самими обывателями не возможен. Мостовых в городе, в том смысле, как это принято понимать, нет: по улицам в живописном беспорядке валяются то там, то сям кучи мусора, одна сторона улицы часто выше другой, везде ямы, выбоины, по тротуарам часто ходить нельзя не только ночью, но даже днем, точно после землетрясения; посмотришь и думаешь, что какой-то злой шутник нарочно разворочал все назло обывателю.

Всякая известковая пыль при малейшем ветре тучами несется вдоль улицы, слепит зрение, забирается в дом и положительно отравляет существование, нечем дышать, особенно летом в жару. Как эта ужасная пыль действует на здоровье – на легкие, зрение, могут подробно объяснить врачи, приходится пожалеть, что городским самоуправлением не производится надлежащей разработки врачебно-санитарных вопросов. Масса специфических заболеваний создается исключительно Елецкой пылью. Уже одно это обстоятельство, само по себе отдельно взятое, казалось, могло бы заставить поспешить уничтожить существующий порядок или правильнее сказать беспорядок замощения улиц.

Город немедленно же должен взять все в свои руки и перейти от натуральной к денежной мостовой повинности. Хорошая мостовая – это вопрос не только удобства, но и, повторяем, вопрос общественного здравия. Прямо стыдно, что город с 50 тысячами населения до сих пор не может удовлетворительно разрешить такого важного, элементарного вопроса городского благоустройства. У города есть свои каменоломни. Размеры платежа мостового сбора не могут быть поэтому велики и во всяком случае не превысят тех затрат, которые несет сейчас обыватель. Никакая комиссия до тех пор пока будет сохранен существующий архаический порядок не помогут.

ОБЫВАТЕЛЬ.

 

ИЗ УЕЗДА.

ПРЕТЕЧЕСКАЯ ВОЛОСТЬ.

Крестьянин села Адоньева Федор Афанасьев найден замерзшим недалеко от своего села; лошадь, на которой он ехал, не розыскана.

Крестьянин с. Рождедова (?) на дороге в с. Озерки заехал в шинок, где выпил изрядно, отправился далее, но был настигнут двумя неизвестными, которые избили его до бессознательного состояния, ограбленный очнувшись, он пришел пешком к своему родственнику в с. Озерки – Фролову. Виновных не обнаружено.

 

№ 3.

ПОСОБНЫЙ ЧЕЛОВЕК

(ОТ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА)

Главный совет союза русского народа, мечет гром и молнии против ставшего ныне «бывшим» товарища председателя Владимира Пуришкевича. Ежедневно, лейб-орган «черного союза Русское Знамя предает Пуришкевича анафеме, усами доктора Дубровина, как председателя. Разрыв отношений между главным советом и его товарищем председателя несомненно был подготовлен самим Пуришкевичем, но, очевидно, что этот маневр входит в состав «таинственного плана», бессарабского депутата.

Сама по себе ссора на верхах «черной» сотни не представляла бы никакого общественного интереса и о ней не стоило бы упоминать, если бы не обстоятельства, предшествовашие разрыву «дипломатических» отношений… Эти обстоятельства бросают некоторый свет на тайники отечественной политики.

Все последние перипетии нашей политической жизни, поскольку последние связаны с Думской деятельностью, получили на себе отражение энергичной фигуры В. Пуришкевича. Предводительствую довольно внушительным по размерам черносотенным хором, Пуришкевич создавал ансамбль каждый раз, когда в Думе должны были выступить высокопоставленные особы, или разбирался вопрос, в котором «сферы» были заинтересованы в том, или ином исходе. Никто так не надрывался для устройства помпезных оваций, никто так не обосновался, при воинственных бурных протестах, как тот же «Володя»…

Бобринский и Клеповский оказывали ему посильное содействие, но никто из них не выделялся так рельефно своею «самоотверженностью»… Заслуги Пуришкевича, были в свое время замечены, и в сферах стали говорить о Пуришкевиче, как о «подающем надежды», способном человеке. Депутат, о котором раньше не говорили, как о чудике и скандалисте, сразу попад в сферу высокой политики, пошли речи о возможности предложения Пуришкевичу даже… министерского профиля. Долг платежом красен, и Пуришкевич только этого и ждал. Арена союза русского народа, оказалась слишком ничтожной для Пуришкевича, но совместить председательство в главном черносотенном совете, с ответственным политическим постом – оказалось, по-видимому, слишком зазорным, даже для нашего «убежденного» депутата… И одно из двух пришлось оставить. В расчете на будущий «урожай» пришлось принести в жертву ту организацию, на плечах которой Пуришкевич добрался до сиятельных звезд.

Но характерно для нашего времени, не то, что политический авантюрист из личных расчетов бросил организацию, в которой был центральной фигурой… На печальные размышления нас наводят те условия, при которых такая политическая беспринципность и моральная «клоака» как Пуришкевич – может серьезно мечтать о министерском портфеле.

В. ВОЛЫНСКИЙ.

 

ЕЛЕЦ, 2 ДЕКАБРЯ.

Беднейшее городское население переживает тяжелый, острый кризис. Со всех концов России идут известия об общем небывалом вздорожании жизни. Цены на некотроые предметы первой необходимости, например хлеб, топливо поднялись чуть ли ни вдвое, заработки обычно нищенские, и даже при прежних условиях едва обеспечивавшие полуголодное существование, значительно сократились, безработица усилилась. Жить стало очень трудно, а подчас прямо таки невозможно. Создавшееся положение является прямым последствием того общего кризиса, который переживает вся страна. До сих пор своеобразной привилегией голодания пользовались почти исключительно крестьяне, теперь, по-видимому, очередь может дойти и до мещан. В ближайшем будущем нас ждет неурожай; жить в городах станет еще дороже, заработки еще более уменьшатся, нужда несомненно увеличится в размерах, которые сейчас трудно предвидеть. Устранить общие причины кризиса не во власти общества в данный момент; причины эти, прежде всего, лежат в отсутствии у нас прочного правопорядка; только с установлением этого правопорядка с фактическим осуществлением всех возвещенных  великим актом 17 октября свобод, только тогда страна заживет нормальной жизнью. Но облегчить положение нуждающихся, помочь друг другу перебиться до новых лучших времен общество может, и к разрешению этой задачи необходимо приступить немедленно. Необходимо энергично бороться со все растущей дороговизной на предметы первой необходимости, поскольку эта дороговизна создается искусственно соглашением торговцев. Этой цели может служить установление  городским самоуправлениями таксы на предметы первой необходимости, открытие городских хлебопекарен, складов топлива и т. п. Организация этих предприятий не только предотвратить дальнейшее повышение цен, но и заставить торговцев понизить их. Необходимо также организовать городские столовые. Трудно рассчитывать, конечно, что наши самоуправления в их настоящем составе сумеют удовлетворительно справиться с выпавшей на их долю ответственной ролью; - поэтому необходимо, чтобы к делу было привлечено все общество. Не дожидаясь, пока расшевелятся тяжелые на подъем «отцы городов, «лучшие интеллигентные силы должны приступить к организации указанных предприятий на кооперативных началах. Кое-что уже и делается. В Севастополе городом открыта общественная хлебопекарня, цена на хлеб после этого сильно понизилась; городская хлебопекарня устраивается и в Симферополе; во многих городах, например, в Херсоне, организуются общества потребителей, общества квартиронанимателей и т. д.

Городские самоуправления всеми имеющимися у них средствами в широких размерах должны помочь обществу, поддержать те организации, которые он из себя выделит; они должны и в своей работе идти рука об руку с обществом, потому что только живая общественная инициатива, дух самопомощи способны сделать работу городских самоуправлений плодотворной, достигающей цели, без этих условий вся работа их будет в лучшем случае просто дорогостоящей благотворительностью.

У ТЕЛЕФОНА

Дррр…

- Что надо?

-Не слышали, как наша «городская голова» отличилась в Думе на счете двунадесятых праздников? Разбирался доклад губернского ветеринарного инспектора об отдыхе для бойцов, кишечников и других служащих на нашей бойне. Ну и коснулись праздников.

- Ничего не понимаю: бойцы и дума, кишечники и праздники. Расскажи же толком…

- Да, видишь ли, служащие на бойне пожаловались инспектору , что им жить невмоготу… В двунадесятые праздники не имеют времени мокрую рубашку сменить на сухую, и просили себе отдых.

-Ну!...

- Вот «наш» - то встал и пошел… «В бумаге, говорит, неправда написана… Рабочие на жилились… На бойне жизнь хорошая… А по праздникам не бить нельзя… Таперича, скажем, Петров день. Пришелся он нынче в пятницу. Как быть? День постный, а праздник двунадесятый… ?! В четверг бить нельзя, тогда в субботу привезем холеру (?!) Ну и били в праздник… 1100 баранов. Тут стали другие гласные по пальцам откладывать двунадесятые праздники: Николин день, Казанская, Иван Постный, Покров, смех по всему залу! Все спуталось… Спасибо, про комиссию вспомнили и избрали дровяника, мукомола и хлебника. Да «самого» на придачу  и составилась «убойная» комиссия… История!...

БУКА.

НАШИ ЗЕМСКИЕ ДЕЛА

Во второй половине текущего месяца было заседание комиссии избранной земским собранием для разработки вопроса об устройстве сельскохозяйственной школы при селе Стегаловк в усадьбе пожертвованной для этой цели земству О.А. Ведровой. Комиссии предстояло выбрать окончательную смету расходов на содержание и оборудование школы.

Вслед за тем Управа уполномочена собранием ходатайствовать перед Министерством земледелия о субсидии в половинном размере сметы.

Окончательно установить смету в одном заседании не удалось, комиссия соберется вторично.

- 26 ноября комиссией по вопросу о приеме от сельскохозяйственного общества склада сельскохозяйственных машин и орудий постановлено открыть земский склад с 1 января, операции ввиду недостаточности средств производить главным образом на комиссионных началах. Размеры операций будут зависеть от тех средств, которые ассигнует губернское земство. Нельзя не пожалеть, что приобретения улучшенных семян и искусственных удобрений комиссией также организуется исключительно на комиссионных началах, что, конечно, сильно затруднит для крестьянской массы, возможность их приобретения.

№4.

ФАКУЛЬТАТИВНОСТЬ ЗАКОНОВ

Закон об обеспечении нормального отдыха служащих в торгово-промышленных предприятиях и ремесленных заведениях, изданный 15 ноября 1906 года в порядке 87 ст. основных законов, предоставляет всецело местным органам самоуправления т. е. городским думам в городах и земским собраниям в местностях  с сельским населением  право ограничивать торговлю в праздничные дни и установить норму работы в будние. Никаких категорических правил долженствующих быть принятыми повсеместно, а не поставленных в зависимость от издания обязательных постановлений, закон не содержит. Лишенные по существу обязательного значения, являясь факультативными в зависимости от решения органов самоуправления правила эти, в особенности после изданного к ним  текущей осенью дополнения, служат для хозяев предприятий своего рода орудием для открытия компании против введения праздничного отдыха. На защиту хозяев в этой борьбе выступают и «отцы» города. Например, в Орле, а затем в Ельце городская дума делает постановления, отменяющие праздничный отдых и устанавливающие пятичасовую торговлю в праздничные дни, практическое значение закона таким образом сводится на нет.

С другой стороны невольно вспоминается постановление августовского этого года «земского», новой формации съезда.

По желанию земцев «зубров» введение мелкой земской единицы – участкового или волостного земства должно быть «факультативным» в зависимости от желания местных уездных и губернских земских собраний.

Города ведь сейчас куда менее «черносотенны», чем теперешние земства, состоящие почти сплошь из г.г. зубров, а мы видели к чему ведет «факультативность введения какой-либо реформы, введения зависящего от нынешних чисто классовых оганов самоуправления.

АЛ-Р СТАХОВИЧ.

Значение театра для   внутренней политики давно замечено. Недаром существует театральная цензура. Во все времена были известны пьесы, которые снимались с репертуара за политическую неблагонадежность. Но подобно своему коллеге, литературной цензуре, театральная цензура оказалась бессильной соблюсти политичекую невинность подмостков. Цензура главное внимание обращала на «политические», «идейные» пьесы; попадали под подозрение такие вещи, как «Власть тьмы», «Евреи», «Рабочая слободка», «Черные вороны» и т. д. Казалось, что очищенные от таких  тенденциозных проявлений, подмостки становятся политически благонравными. Никому в голову не приходило, что известную и даже весьма крупную политическую роль могут сыграть такие пьесы, как «веселая вдова», «Радий в чужой постели» и т.п. Такие произведения даже поощрялись, как оздоровляющие политическую атмосферу.

В них видели хорошее отвлекающее от политики средство.

Может быть оно было верно в старые времена.

Но в наше время в эпоху дела, постановка таких веселых вещей иногда оказывает прямо колоссальное влияние на внутреннюю политику в самом вредном направлении. Отвлекать-то они отвлекают, но не тех, кого следовало бы. Они, оказывается, отвлекают патриотов от государственного строительства.

Недавно, например, такую печальную роль сыграла «Веселая Вдова».

Отчего вы думаете провалилась благонамеренная октябристская формула перехода к очередным делам после министерской декларации?

Все полагали – оттого, что в Думе не хватило благонамеренного большинства. Оказывается это заблуждение. Благонамеренных октябристов в Думе хоть отбавляй, а октябристская формула провалилась по чисто театральной причине. Как пишет гр. Уваров в «Слове», большинство для формулы было обеспечено, но в день голосования шла «Веселая Вдова», и многие октябристы в самый ответственный час покинули Таврический Дворец и побежали в театр…

И пока в портере наслаждались веселым фарсом, в Думе разыгралась трагедия, окончившаяся смертью гучковской формулы…

Согласитесь, что никакая крамольная пьеса Горького, Андреева или Чирикова не оказала такого вредного влияния, как поставленная 23 ноября «Весела Вдова», соблазнившая октябристов своими чарами.

Как видите, именно труппы с веселым клубничным репертуаром могут оказывать теперь самое серьезное влияние на нашу внутреннюю политику. Каждый раз, когда в Думе будет дебатироваться важный политический вопрос «не разборчиво» может поставить какую-нибудь «штучку», в роде «Веселой Вдовы» или «Радия» и оставить Думу без октябристов.

Надо полагать, после открытия гр. Уварова петербургская администрация обратит самое серьезное внимание на пьесы веселого жанра и не допустит, чтобы в дни важных думских заседаний ставились соблазнительные для октябристов фарсы.

(Ю.В.) НЕВИДИМКА.

 

№5.

ЕЛЕЦ, 9 ДЕКАБРЯ

ОПАСНЫЙ ПУТЬ

Недавно я прочел очень интересную новую книгу М. Слобожанина «На культурной работе». Здесь о положении народной школы в 70-х годах, и о холерных бунтах 90-х годов, и о последних голодовках. Всюду нужна была интенсивная культурная работа, а сил было мало, поддержки со стороны правительства еще меньше. Зато всюду, где и как было возможно, общественным стремления ставили препоны. И то, что можно было написать о нуждах народного образования 20 лет тому назад, приходится повторить теперь. Но только положение вещей еще ухудшилось: народные голодовки уже не покидают нашей родины, народ вырождается и мельчает, а школы продолжают оставаться редкими оазисами в пустыне общего невежества. Бюрократия, которая работает не для счастья и благоденствия, а для того, чтобы как-нибудь удержать свое положение, идет к пропасти  и ведет с собою страну к страшным потрясениям и несчастиям. Чем это окончится? Чем будут наши дети расплачиваться за новые и новые долги, которые делаются не для того, чтобы дать народу средства для культурного развития, а для того, чтобы вопреки стремлению населения к самоуправлению и свободной инициативе, давать ему новые массы «управителей», от земских стражников до временных генерал-губернаторов, которые становятся уже постоянными.

На пути подавления личности и истребления интеллигенции нельзя прийти к обогащению и укреплению народных сил; средствами произвола нельзя воспитать в народе чувства законности, а пугать и карать можно лишь до тех пор, пока люди не станут искать в тюрьмах безопасности и хлеба, как это бывало много раз в последнее время.

- Человек не может обойтись без программы, если он хочет принадлежать к политической партии, или действовать в общественной жизни. Прислушиваясь к речам партий, покровительствуемых властью, мы улавливаем в них отголоски славянофильства! Благородные славянофилы 40-х годов – Хомяков, Киреевский, К. Аксаков – держали чистое и светлое знамя любви к людям, требовали единения земли с властью и за то подвергались гонению. Их теперешние последователи это знамя разорвали на лохмотья, и теперь они кутаются в грязные лоскутья того знамени, которое когда-то привлекало лучшие умы и благороднейшие сердца русской интеллигенции. Наши славянофилы последней формации преследовали поляков, презрительно называли «братушками» болгар, стремились «обрусить» окраины, лишая их всякой самобытности, и превратились во врагов всякой прогрессивной государственной идеи.

Правительство должно быть добрым и великодушным, чтобы соединить сердца; этих качеств в нашей правительственной жизни не находим уже много десятелетий. Напротив, месть и расправа со всем, что поднимает голову: это политика власти и это путь к пропасти.

Не отказавшись сразу и бесповоротно от этой политики, не введя в русскую государственную жизнь принципа децентрализации, который один только сплачивает современные народы, бюрократия может привести нас к пропасти.

«Слово»

А. ПОГОДИН.

 

К ПРЕДСТОЯЩИМ ВЫБОРАМ ПРЕДВОДИТЕЛЯ ДВОРЯНСТВА

Приблизительно через неделю Елецким дворянам придется избрать на предстоящее 3-летие предводителя дворянства. Хотя по существующим еще пережиткам сословного строя и сословных привилегий – право выбора принадлежит исключительно дворянам, в выборах этого очень важного для уезда должностного лица заинтересовано все население уезда.

Предводитель дворянств. по должности своей состоит председателем, а потому и руководителем почти всех правительственных и общественных учреждений уезда: воинского присутствия; тюремного комитета; комиссии составления списков присяжных заседателей, училищного совета; уездного съезда; землеустроительной комиссии, земского собрания; - влияние его потому на все течение жизни уезда огромное.

Когда В.Г. Ветчинин был избран в октябре членом 3-й Государственной Думы, он многим говорил, что т. к. более чем вероятно эта Дума просуществует все 5 лет, он, конечно, не останется Елецким Предводителем дворянства. Причины этого совершенно понятны. По всем упомянутым учреждениям кроме сословных дворянских дел так много дела и дела в высшей степени важного, что очевидно не возможно совмещать должность Предводителя с званием члена Г. Думы. <…>

Я девять лет исполнял должность Предводителя дворянства и потому мне хорошо известно значение этой должности и как много она требует настойчивого труда. За последние три года дел прибавилось не мало. Как председателю вновь учрежденных землеустроительных комиссий ему прибавилось много работы и работы срочной, спешной, затрагивающей интересы и землевладельцев и крестьян. Постоянно раздаются ведь сетования на медлительность работы этих комиссий. В виду постоянной продовольственной нужды и нового закона о выделе из общины (зак. 9 ноября 1906 г.) административному присутствию съезда, земских начальников и его председателю тоже прибавилось не мало работы.

Кому же всю эту работу делать, раз предводитель должен находиться почти круглый год за 1000 верст от Ельца в Петербурге. Его помощнику или заместителю?

Заместитель обыкновенно исполняет обязанности временно, во время краткосрочных отлучек предводителя. Сейчас получится как раз обратное. Заместитель будет почти круглый год исполнять обязанности предводителя, а предводитель будет изредка, на очень короткое время замещать  заместителя. Явится новая классификация должностей: настоящий предводитель, обремененный всеми обязанностями, связанными с этой должностью и почему-то имеющий лишь звание «помощника» и так сказать – «почетный Предводитель Дворянства», пользующийся лишь почетом присущим этому званию и не несущим почти никаких из его обязанностей.

Порядок очевидно не нормальный. Нельзя требовать от человека, чтобы он почти круглый год, т. е. нормально исполнял те трудные обязанности, которые он должен был бы исполнять лишь изредка в виде исключения. Исключение сделать правилом. Ведь в таком случае все дело предводителя будет делать лицо безответственное, т. к. нравственная ответственность остается, конечно, на том, кого почтило своим доверием избравшее его дворянство, предоставив ему нравственное удовлетворение носить это почетное звание.

Можно ли иметь право дворянства устанавливать такой порядок? Конечно, нет.

Нельзя сознательно избирать «помощником Предводителя Дворянства» того, кто будет в действительности «предводителем», а - «предводителем» - того, кто в действительности будет  менее чем «помощником» или заместителем – только носителем этого почетного звания.

Преступно из-за личных соображений забывать  той громадной важности дело, которое существующий закон возлагает на избранника дворянства, а при указанном безусловно ненормальном порядке, дело это, без малейшего сомнения, будет делаться кое-как.

Я слышал В.Г. Ветчинин теперь передумал и не прочь остаться предводителем, если дворянство его будет о том просить и озабочен лишь приисканием, который бы мог добросовестно и умело делать за него все предводительское дело.

Хочу верить, что этот слух неверен; что чувство деловой порядочности (В.Г. до сих пор очень серьезно и деловито относился к своим обязанностям) должно подсказать ему, что он должен отказаться от чести быть избранным предводителем дворянства, если, занимая высокое положение члена Гос. Думы, он не может фактически исполнять обязанности связанные с почетным званием предводителя дворянства.

Дворянство же, избирая своего предводителя, обязано помнить о той громадной важности привилегии, предоставляемой этому сословию правом из своей среды избирать лицо, исполняющее такие важные для всего населения уезда обязанности.

Пользуясь этим преимущественным правом, он должен иметь в виду лишь пользу того дела, которое его избранник должен будет делать.

Смело подписываю эту статью. Никто не сможет заподозрить вполне объективного моего отношения к поднятому вопросу. Я не хочу, да и не могу (по 129 ст. уг. ул. Состою под судом) выставлять своей кандидатуры на должность Елецкого предводителя дворянства.

А-Р СТАХОВИЧ.

 

МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН

СУПРУЖЕСКИЕ ПРИЗНАНИЯ

Дражайшая супруга наша, Ирина Пантелеевна! В первых строках моего письма шлю вам мое супружеское благословение на веки нерушимое. У нас в Думе все, благодарение Господу Богу, благополучно, чего и тебе желаю. Как дети? Петеньке мой тулуп перешей. В морозы в ваточнике зябко. Вот уже целый месяц, как я родного крова лишимшись. Только на счет потолка не сумлевайтесь. На третью Думу штукатурка продержится. Да с чего бы ей и рушиться. До сих пор все идет одна словесность. Обхождение самое деликатное. С правительственной стороны г. Столыпин орудует, а с нашей – господин Милюков, Гучков, Александр Иванович, и другие, кто попрытче. А то вот есть господин Пуришкевич, тоже башковат, хоть и лыс. У них с господином Родичевым  чуть-чуть была баталия не вышла. Тут я за потолок малость забеспокоился. Но, однача, се обошлось. Намедни господин министр финансовый  в Думе со своей декларацией выступал. Насчет денег то есть. Большими мы теперь тут деньгами ворочаем. Книжки такие розданы, а в книжках бюджеты разные. Миллионное, можно сказать, дело! Министр все насчет экономиев, да экономиев, а, между прочим, новых расходов 150 миллионов обозначено. Господин Милюков ему: «Вы что зря на рожон лезете! Кто последний заем заключил без моего ведома?» А министр таково спокойно: «А хоть бы и я! Каму какое дело!... А вы с какой стати мне займы мешали! Патриотично это?» Только скажу тебе, Ирина Пантелеевна, мое слово мужицкое. Господам оно, конечно, в привычку насчет займов, и даже может вроде как измена, ежели кто не хочет займаться. А только по нашему, по мужицкому оно не так. Расскажу тебе, как по нашему выходит. Загулял я, зачертил, помню, шибко. А Иван Яковлевич тут меня и скрути – все животишки в лапы его попали. Только говорит мне Егорыч: распусти, мол, слух, что гадалка тебе нагадала будто у тебя в огороде клад зарыт, - Иван Яковлевич тебе сейчас уйму деньжищ отвалит. Ну а я, хоть и пьян был, а вперед глядел. Прихожу к Ивану Яковлевичу и говорю ему: «Не давай ты мне больше денег, пока я не отрезвею. Все равно пропью и по ветру размотаю, а дай тогда, когда протрезвлюсь и с хозяйством управлюсь». Так и в государском должно быть деле. А, впрочем, у них, у бар, ничего не поймешь. Насчет водки тоже господин один шибко обижался. Всех, говорит, мужиков Бюджет споил. Сам он, говорит, пьяница, картежник, да путаник и всю деревню разорил и запутал. А господину Коковцему обидно это показалось. Не пьяница, говорит, Бюджет, а больной он. А вы, говорит, господа Дума, доктора будете. Посадите ее на диехту. Пусть он вам язык покажет. Так-то вот все в Думе и идет – друг дугу язык, то есть словесность показывают. Выйдет барин, говорит: «я - ста, да мы – ста…» Потом другой : «А я - ста… А мы – ста…» А третий: «Принимая во внимание…». Наговорятся досыта, а потом голосуют. И выходит, что Дума ничьих слов не хочет принимать во внимание. Как дети в игру играли: «всеми не доволен». Ну вот и Дума. А в обчем, все в наилучшем виде, сам я, слава Богу, здравствую. На праздники в деревню приеду. По своей доброй воле. Без разгону, то есть. Да и то сказать разгонять нечего. Надавало нам правительство разных правов видимо-невидимо. Некоторые вскорости отобраны. А и без них уйма осталась. Словом сказать, по колюбакинскому делу чуть-чуть было сами себя даже права выключаться из общины не лишились. Когда себя всех  правов лишим, не знай, чем заниматься будем. Нет делов и баста. До праздников все покончим. Намеднясь по аграрности комиссию избирали. Четыре места  мирнообновленцам было предоставили. А те возьми, да проспи! Потеха! Марфушку поцелуй. Петеньку тоже. С почтение твой супруг.

Н. ШИГАЛЕВ.

 

№6

О РОДИТЕЛЬСКОМ КОМИТЕТЕ

 

Суждены нам благие порывы, но совершить ничего не дано!...

Про наш Елец можно смело сказать: « что имеем, не храним, потерявши – плачем». Были в предыдущие два года при наших гимназиях так называемые родительские комитеты и с пользой работали: вносилась плата за учение за беднейших и пристойных учеников и учениц; зарождался при мужской гимназии музыкальный кружок, улаживались возникавшие временами инциденты и недоразумения между учащими и учащимися, и многое другое; словом – при дальнейшем существовании этой высокой важности общественной инициативы, польза ее была бы очевидна для всех, особенно при взаимном доверии… Всех входящих в школьную жизнь элементов! Но «совершить ничего не дано»… Нерадение наше обывательское к собственному даже благу, к благу собственных детей своих и даже тогда, когда само министерство бюрократическое нас  к этому призывает! Сколько теперь лишних слез, сколько горьких обид должно горьким осадком осесть в душе наших пылких и чутких юнцов! А мы-то, родители, что? Прозевали!

Только и слышишь теперь: жалко, досадно! Поздно спохватились, маменьки и папеньки сердобольные, любвеобильные! «Что имеем, не храним, потерявши – плачем!»…

РОДИТЕЛЬ

 

№7

СМЕШНОЙ ГЕНЕРАЛ

(СКАЗКА ХХ ВЕКА)

Жил генерал.

Была балерина.

Генерал ходил в балет

И так же в Совет.

В балете смотрел балерину.

В Совете делал политику.

Генерал любил поговорить.

Но от старости все путал:

В балете говорил о мужиках,

В Совете говорил о балерине.

И все смеялись:

И в балете,

И в Совете.

Р. У.

 

№8

К ВЫБОРАМ ПРЕДВОДИТЕЛЯ ДВОРЯНСТВА.

 

Давно уже в печати и обществе раздаются указания на несправедливость нецелесообразность привилегии дворянского сословия, избранники которого  - уездн. предв. Двор. По должности своей как я указывал в №  девятого декабря «Елецкого Вестника», состоять председателем и руководителем почти всех правительственных и общественных учреждений  и пользуются потому огромным влиянием на местную жизнь всех сословий.

Между прочим, указывается на то, вследствие оскудения дворянства становится все труднее и труднее находить кандидатов на эту бесплатную должность, сопряженную с большой работою и расходами на представительство и жизнь в городе. При выборах предводителя стали часто руководствоваться потому не пользою дела, а чисто личными соображениями.

Ярким доказательством этого являются только  что закончившиеся 15 декабря выборы в Орле.

В уездном предводители выбраны 3 члена Государственной Думы: А.А. Федоров (Севский уезд), кн. Тенишев (Брянский уезд) и в нашем Елецком уезде – В.Г. Ветчинин.

В упомянутой статье я подробно останавливался на том, что не возможно, если действительно хочешь служить важному делу, сопряженному с званием Предводителя Дворянства, принимать на себя эти обязанности, т. к. 10, а то и более месяцев в году придется жить безвыездно в Петербурге, исполняя столь важные обязанности законодателя.

Отношение Г.г. дворян к тому, как будет их избранник выполнять обязанности Предводителя Дворянства особенно ярко выказались в нашем Елецком уезде.

К большому сожалению не оправдалось мое ожидание, что «у В.Г. Ветчинина хватит деловой порядочности», чтобы отказать от звания, обязанности которого он очевидно не будет в состоянии не только добросовестно, но как бы то ни было исполнять.

До очевидности ясно, что Г.г. дворяне нисколько не руководствовались тем соображением, как будет делаться дело, которое должен будет делать их избранник.

Это особенно ясно из того, что кандидатом Предводителя Дворянства избран Д.П. Лаухин, очень добродушный и популярный старик (в театральных кругах), еще бодрый, но который, не смотря на свои почтенные года до самого последнего времени, никогда с юных лет не занимался ни общественными, ни государственными делами.

Не занимался же он, очевидно, потому, что не чувствовал к ним склонности и вероятно не обладая нужными познаниями, предпочитая любимое дело – театральное. Д. П. никогда ни от кого это не скрывал.

Не подлежит потому, думается, ни малейшему сомнению, что г. дворян нисколько не озабочивала не только мысль, как В.Г. Ветчинин, живя почти круглый год в Петербурге, будет исполнять обязанности Елецкого Предводителя Дворянства, но даже и мысль о том, смогут ли лица, по закону его замещающие, исполнять за него его обязанности.

Соображения о пользе дела, которому избранник дворянства должен служить, очевидно, не имели в данном случае никакого значения.

Нельзя не поразиться такому, пожалуй, - пренебрежительному не придумаешь другого слова – отношению к таким важным выборам и не согласиться потому с теми, кто считают привилегию дворянства в этом смысле, конечно, пережитком строя, продолжение которого не только не имеет смысла, но и, безусловно, при том вредно.

А-Р СТАХОВИЧ

 

МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН

БОЯРСКАЯ СВАДЬБА

(К СЛИЯНИЮ ЦЕНТРОВ СОВЕТА И ДУМЫ)

Уж как в Северном Пальмире

В благовременье и мире,

Все честь-честью и без шуму

Повенчали третью Думу.

Да со светом-пересветом,

Государственным Советом!

Обряжали спозаранку

Под венец красу – Родзянку,

Жениха нашли – какого!

Не простого, Трубецкого,

Сватом был Гучков и братья,

А сама Плевако – сватья.

Жениховы были дружки

И невестины подружки…

Слали мирно – обновленцы

С Короваем полотенцы,

(«Некто», рот свой разевая,

Ждал чужого каравая),

Но явились лишь кадеты:

Не по форме, вишь, одеты.

Тем, кто левым чуть подобен

Вход и вовсе неудобен!

Всех «иных» - не в этом зданье

Рассадили в ожиданье,

Не на празднике семейном:

Во дворце многоскамейном

На проспекте, на Литейном.

Говорит жених невесте:

-Были врозь, а будем вместе.

Ты – средина, я – средина,

Будем двое воедино! –

- Посрамим всех левых злобность

И родим трудоспособность! –

Молвит центра половина.

Заиграли в чарках вина

(Челышев во гневе строгом

Очутился за порогом!)

Заиграла в окнах зорька,

Знай, кричит Плевако: - горько!

Всякий русский без ремарки

Пьет вино французской марки.

А меж тем в своей светлице,

(Но покуда не в темнице),

Конституция сидела

И в окошечко глядела

На боярскую усадьбу,

Где справляли дочки свадьбу.

И я был там, да не пустил

«сам – с усам».

БОЙ-КОТ.

 

№9.

МЕСТНАЯ ХРОНИКА

 

- В понедельник 17 декабря в зале Городской Думы состоялось Общественное собрание Попеч. об. О детском доме Трудолюбия. Председателем избран был А.А. Петров. Рассмотрена и утверждена смета на 1908 год. Постановлено ходатайствовать перед  ГЛ. Попечителем о домах Трудолюбия о ссуде в 4000 рублей для постройки помещения спальни для девочек. Существующая и тесна и главное, холодна. В виду наступления 3 января 1908 года 10-летия существования О-ва, поручено секретарю Н.А. Ростовцеву составить исторический обзор деятельности общества. <…>

-Вечером 18 декабря  в своей квартире артист драматической труппы г. Степняк, желая покончить с собой, принял большую дозу опиума. По оказании помощи немедленно прибывшим врачом Смирновым, Степняк был отвезен в больницу, жизнь его, по-видимому, вне опасности. Причины, побудившие к попытке на самоубийство не известны, в оставленной записке г. Степняк просит в смерти его никого не винить.

 

№10.

 

НОВОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ «КОЗЬМЫ ПРУТКОВА».

Маститый сочлен знаменитой литературной троицы, писавшей под песвдонимом Кузьмы Пруткова, поэт Алексей Жемчужников напечатал  в «Вестнике Европы» новое дополнение к «изречениям», носящее уже современный характер.

 

Правитель! Дни твои пусть праздно не проходят;

Хоть камешки бросай, коль есть на то досуг;

Но наблюдай; в воде какой они разводят – Круг?

Правитель! Избегай ходить по косогору:

Скользя, иль упадешь, иль стопчешь сапоги;

И в путь не выступай коль нет в ночную пору – Зги.

Дав отдохнуть игре служебного фонтана,

За мнением страны попристальней следи;

И, чтобы жертвою не стать самообмана,-

Бди!

 

 

Д XVII    ЕЛЕЦКИЙ  ВЕСТНИК

                   1914, № 1-13. 15-71

                   1915, № 1-4. 6-56  + 1 прил.

                   1911, № 1-42. 44-85 (I-XII)

                   1912, № 1-2  (I)