КТО-КТО В ТЕРЕМОЧКЕ ЖИВЕТ?

- Что-то холодно ты оделась…- заботливо заметил краевед Владимир Заусайлов, окинув взглядом мою короткую курточку и непокрытую голову. – А зря, гулять будем долго…

Собственно на эту прогулку я сама его и «раскрутила». Долго упрашивать не пришлось – Владимир Александрович один из тех немногих людей, который с готовностью может поделиться своей работой, рассказать, что знает о Ельце, о его истории. А знает, поверьте, не мало.

- Не ругайтесь! Замерзну, в следующий раз буду умнее…

Он только хмыкнул. Мы еще не знали, куда пойдем. Меня интересовали дома и люди, их населявшие в начале прошлого столетия. Конечно, не все подряд, а наиболее значимые для жизни города. Часто слышала фразу «Елец купеческий». С одной стороны понятно, что она означает, а с другой многое не ясно: сколько было купцов, кто они, чем занимались. Вообще интересно узнать кто жил, например, в этом резном доме, а кто  в этом – двухэтажном…

За разговорами не заметили, как спустились на улицу Покровскую (улицы буду называть так, как они назывались раньше. А для удобства ориентирования даю расшифровку – 9-го декабря).

- Вот этот дом потрясающий! – искренне восхитился В. Заусайлов, показывая на двухэтажное здание (№ 26). Честно говоря, ничего «потрясающего» я не заметила: дом как дом, старой постройки, каких много в городе. Но, как выяснилось здесь жил очень известный купец Василий Ксенофонтович Барченко. Он принимал активное участие в общественной жизни города, был попечителем мужской и женской гимназий, имел собственную нотариальную контору на Торговой улице (улица Мира, ныне – библиотека имени М. Горького).  Именно у него перед отъездом в Париж останавливался писатель Иван Бунин. Из воспоминаний:

«Возле шлагбаума колесо рассыпалось. До Ельца пешком – тяжко! Жутко! Остановят, могут убить. В Ельце все полно. Приютили нас Барченко…»

На доме один из красивейших навесов, которые когда-то украшали весь город (изготавливались на заводе купца Ростовцева). Ранее этот дом имел большую стеклянную веранду, которая теперь переделана под жилые комнаты. Она была украшена красными изразцами в виде ангелочков. Сейчас, конечно, все это трудно представить.

Если спуститься вниз по улице Соборной (Октябрьской), то справа можно увидеть большое здание из красного кирпича. 2 августа 1857 года князь Александр Сергеевич Львов заказывает проект на постройку в городе Ельце двухэтажного каменного дома с надворными постройками на углу улиц Александровская и Соборная. Дом предназначался для жилья это видно из проекта, который находится в Липецком архиве. Выстроен был дом точно по проекту.

    На карте города Ельца за 1908 год  это здание отмечено как приходское училище. Что произошло с князьями Львовыми, это предстоит еще выяснить, но дом перешел в собственность города и начал жить как учебное заведение. В настоящее время  дом в отличном состоянии, к которому не прикоснулись руки горе - реставраторов. Здание используется для начальных классов первой школы города Ельца и находится по адресу: ул. Октябрьская № 166, филиал школы № 1.

Удивительно, как много значимых фамилий, интересных судеб! Владимир Заусайлов с таким неподдельным увлечением все это рассказывал, что невольно представила себя в той давней елецкой атмосфере. Но, идем дальше.

«Вот этот дом потрясающий» - вдруг пришло на ум, что сейчас так скажет мой спутник, когда мы остановились у очередного здания. Он действительно так сказал и совершенно обосновано. Дом, про который я говорю, находится на улице Соборной, №153. Сейчас здесь располагается вечерняя школа. Раньше это был Окружной Суд. Здание имеет большие залы с отличной акустикой. Теперь можно только представить, как проходили здесь судебные заседания – не самый приятный процесс, но, наверное, довольно красивый. «Встать! Суд идет!»,- эхом пронеслось в голове.

- Только теперь не понятно, - говорит Владимир Александрович. – Зачем сюда переместили вечернюю школу, а Суд «отправили» на улицу Коммунаров? Предлагаю поменять их местами, чтобы возобновить всю ту красоту судебных процессов…

Здесь мой спутник прерывается и резко переключает мое внимание на другой объект.

- Посмотри сюда, - показывает на дом № 30 по улице Введенской (Профсоюзной). – А знаешь, что здесь было? Елецкое Общество врачей, которое возглавлял гласный врач Иван Алексеевич Руслов. Собственно сейчас я живу в его доме… Местные жители рассказывают, что до сих пор не могут отмыть подоконники от «зеленки». Такой, можно сказать, неофициальный документ, подтверждающий, что этот дом был все-таки связан с медициной.

…Наша прогулка близилась к завершению – об этом напоминали и озябшие пальцы, и подмерзшие носы. Но, признаюсь, расставаться не хотелось. Напоследок Владимир Александрович рассказал еще про один дом. Он находится на улице Успенской (Советская, № 102) и принадлежал Николаю Андреевичу Соловьеву. «Расследования» по этому дому начались с обычной фотографии. Владимиру Заусайлову принесли снимок, на котором была выполнена надпись: «Г-же Спициной на добрую память. Д. Довгаль.»  Изображен, молодой человек в пенсне с благородным лицом и в форме чиновника. С такой редкой фамилией до 1917 года в городе жил преподаватель математики Довгаль Дмитрий Иванович вместе с женой Лидией Николаевной. Однажды к Владимиру Александровичу зашла  Елецкая художница и сообщила, что видела по телевизору передачу, где упоминалась фамилия Довгаль. Дескать, одна её знакомая знает живущую в Москве Довгаль Елену Дмитриевну, и дала её телефон, при этом сообщила, что она очень пожилой человек. В.Заусайлов не стал откладывать «в долгий ящик», а сразу созвонился с ней и договорился о встрече. Выяснилось, что Елена Дмитриевна с 1915 года рождения, Дмитрий Иванович – ее отец, а Лидия Николаевна (в девичестве Соловьева) – ее мама. И жили они как раз напротив школы № 1. Также она рассказала и о том, что дворяне Довгаль имели в Ельце свой дом, где в настоящее время располагается Городская скорая помощь. Впрочем, сейчас, этот факт также подтвержден документами.

…Интересно, что Владимир Заусайлов с готовностью дает только ту информацию, в которой уверен с абсолютной точностью. Об этом он так и говорит:

- Все, что мне рассказывают потомки знаменитых родов – для меня всего лишь семейные легенды. Я всегда ищу их подтверждение в документах. И только тогда могу с гордостью сказать – да, он говорил правду.

НАТАЛЬЯ КАПУСТИНА